---

Анна Новикова

---
Анна Новикова / Пресса / Содержимое по тегу: Большой театр
A+ R A-

photo

«Зори здесь тихие» в исполнении Симфонической капеллы Полянского

Специальный корреспондент OperaNews.ru
14 сентября 2015

 В отличие от книг и фильмов, жизнь оперы публична – она не может существовать пассивно, «до востребования», на полках с книгами или дисками. У оперы Кирилла Молчанова в этом смысле счастливая судьба, которой могут позавидовать многие современные ей произведения для музыкального театра – по прошествии более сорока лет она появляется в афишах, востребованная исполнителями и слушателями. «Зори здесь тихие» остается не только памятником своему времени, но и самой исполняемой оперой о Великой Отечественной войне, 70-летию окончания которой был посвящен этот концерт ГАСК на сцене Большого театра.

Опера Кирилла Молчанова «Зори здесь тихие» – редчайший случай, когда оперу уместно, и даже должно, рассматривать в связке с литературным первоисточником – повестью Бориса Васильева. С одной стороны, в либретто много буквально заимствованного из повести текста, с другой – присутствуют значительные пробелы по действию и характеристикам героев, восполнить которые можно лишь зная повесть. Но, пожалуй, еще вернее говорить об опере в триединстве – с повестью и фильмом «А зори здесь тихие» Станислава Ростоцкого. Не только потому, что в фильме, появившемся на год раньше оперы, звучит музыка Кирилла Молчанова. Важно и то, что двухсерийная киноистория – пример образцовой экранизации и редкий пример, когда фильм по глубине образов и эмоциональному воздействию превзошел книгу, прочно связав имена героев с лицами актеров. А ведь еще годом раньше, в 1971 году, по той же повести Бориса Васильева Юрием Любимовым был поставлен спектакль в «Театре на Таганке». Редкое литературное произведение находит столь дружный отклик в мире театра.

В отличие от экранизации, оперу Кирилла Молчанова, при несомненной ценности для патриотического воспитания, трудно назвать шедевром в своем жанре. Форма произведения недалеко ушла от того, что принято называть «литературно-музыкальная композиция». Композитор, получивший наибольшую известность как песенник, в этой опере явно тяготеет к малым формам и простым мелодиям. За исключением вокализа Лизы Бричкиной, герои представлены незатейливыми, по оперным меркам, ариозо – подобными военным песням, звучавшим в советское время с эстрады. Песенные номера связаны пространными прозаическими речитативами, аккомпанемент которым наследует манеру речитативов в операх Прокофьева, но тяжеловат – не обладает сколь-нибудь сравнимой искрометностью и «врожденной» музыкальностью. Важная составляющая музыкальной ткани – применяемые преимущественно в воспоминаниях девушек элементы музыкального коллажа, которые вполне можно счесть эклектичными – деревенские запевы о Лизавете соседствуют с будто залетевшим с танцевальной эстрады вальсом, а прямолинейная обработка «Колыбельной» Дунаевского – с «Dignare…» Генделя. Сквозная драматургия представлена незамысловато и несколько навязчиво – повторами фрагментов, будь то литературный лейтмотив – известное стихотворение Семена Гудзенко «Мое поколение», или женский хор «В небе зори загорались».

Как было отмечено, либретто в целом повторяет повесть Васильева. Но есть изменения, внесенные то ли ради драматургической компактности, то ли по идеологическим соображениям. Так, полностью исключен образ Галины Четвертак, причем, в одной из сцен звучит ее реплика, отданная Соне Гурвич. Заметно обедняет палитру характеров кардинальное изменение образа Жени Комельковой – она не сосланная в гарнизон фронтовая подруга «взятого в оборот» полковника и во время сцены в казарме исполняет не жестокий аполитичный романс «Нет, не любил он», а идеологически выверенную песню на военные стихи Константина Симонова «Жди меня».

Наконец, непривычен расклад голосов – на две мужские партии приходится девять женских, а значит, при кастинге нужно учитывать необходимость разнесения партий по тембрам, чтобы героинь можно было различать на слух, не выглядывая в бинокль у кого открыт рот.

И все же, несмотря на, казалось бы, объективные недостатки, опера Кирилла Молчанова продолжает жить на сценах – в студенческих постановках и в концертных исполнениях. Не далее как в феврале «Зори здесь тихие» прозвучала в Концертном зале Мариинского театра. В этот раз на Новой сцене Большого театра оперу представила Государственная академическая симфоническая капелла.

Коллектив под управлением Валерия Полянского уже традиционно выступает на этой сцене в начале каждого московского театрального сезона с русскими операми – вспомним «Жизнь за царя» и «Семена Котко». Столь же традиционно концертное исполнение Капеллой «Зори здесь тихие» было отмечено вниманием дирижера к нюансам и особой атмосферой любви к исполняемому произведению, передающейся в зал. В опере много медных духовых: соло группы медных предваряет действие, часто звучит труба – героически и тревожно, с сурдиной и без. В особо эмоциональные моменты лидируют тромбоны, а в вальсе один из тромбонистов солирует на эуфониуме, чем достигается звучание, близкое военному духовому оркестру. Валерий Полянский уверенно держал под контролем как напор меди, так и оркестр в целом, сохраняя энергетику музыки при внимательном отношении к певцам.

Главную партию Федота Евграфовича Васкова, насыщенную речитативами и характерными игровыми моментами, внушительно исполнил Руслан Розыев, постоянный участник концертов Капеллы. При достаточном объеме и полновесном звучании по всему диапазону голосу не хватает остроты фокусировки, из-за чего за плотным оркестром, - там, где необходима полетность, - певца не всегда слышно.

Ансамбль главных героинь был на высоте. Самый теплый прием получила песня «Жди меня» в исполнении Ксении Дудниковой (Женька Комелькова) – в этом номере, как и во всей партии большой яркий голос певицы звучал в редком сейчас сочетании с практически идеальной дикцией, доносящей каждое слово. Кристально чистый голос Оксаны Секериной (Лиза Бричкина) казался по-девичьи хрупким, но в вокализе на форте неожиданно заполнил зал, окрасившись убедительным драматическим звучанием. Соня Гурвич – по книге девушка городская и непривычная к походным тяготам – у Анастасии Привозновой излучала внутреннюю силу, а блоковские фразы «И вечный бой…» в ее исполнении звучали настоящим гимном человеческой стойкости. Рассудительной и задорной получилась Рита Осянина в исполнении Виктории Шиловской.

Удачи этого вечера – бойкая Кирьянова в исполнении Анны Новиковой и необыкновенно душевная Марья Никифоровна Елены Евсеевой. Данью моде можно назвать исполнение арии Генделя не хором за сценой, как определено у автора, а контратенором Рустамом Яваевым. Несколько отстраненно и вокально неидеально исполнил экспозиционную песню гитариста Анатолий Лошак. Пожалуй, слишком много было постоянной участницы концертов ГАСК Людмилы Кузнецовой. Помимо материала, написанного композитором для Полины, ей была отдана вступительная песня на стихи Семена Гудзенко «Нас не нужно жалеть», в партитуре предназначенная Осяниной. Подкачивающийся и завывающий голос певицы с расстроенными регистрами и дребезжащим призвуком – единственное отчетливо неприятное впечатление вечера.

Необходимо отметить высокопрофессиональное и по-человечески трогательное звучание хора ГАСК в печальном лейтмотиве женских голосов и сдержанно суровом финальном ансамбле.

* * *

В отличие от книг и фильмов, жизнь оперы публична – она не может существовать пассивно, «до востребования», на полках с книгами или дисками. У оперы Кирилла Молчанова в этом смысле счастливая судьба, которой могут позавидовать многие современные ей произведения для музыкального театра – по прошествии более сорока лет она появляется в афишах, востребованная исполнителями и слушателями. «Зори здесь тихие» остается не только памятником своему времени, но и самой исполняемой оперой о Великой Отечественной войне, 70-летию окончания которой был посвящен этот концерт ГАСК на сцене Большого театра.

Яндекс цитирования